ВОЗРАЖЕНИЯ НА КАССАЦИОННОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ (оставить приговор суда без изменений, кассационное представление без удовлетворения)

Обвиняют по 160 статье УК? – Помощь адвоката
11.04.2015
ХОДАТАЙСТВО — изменить меру пресечения
12.04.2015

ВОЗРАЖЕНИЯ НА КАССАЦИОННОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ (оставить приговор суда без изменений, кассационное представление без удовлетворения)

Приговором Автозаводского
районного суда г. Москва от 08.08.2002 г.
Мунин 
Владимир  Ильич, 15.01.1971  г. р., уроженец пос.           
Ново-Черемшанск           Новомалыклинского          района
Ульяновской   области,  
русский,  женатый,  не 
судимый,
работающий    
в      энергетическом     производстве     АО
«АвтоВАЗ»   
слесарем-ремонтником,   
проживающий    в 
г. Москва на ул. 70 лет Октября, 621-198,
был осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ, и ему было назначено
наказание в виде лишения свободы на срок 1 (один) год шесть месяцев в
колонии-поселении.
Судом Мунин В.И. осужден за
то, что 26 марта 2002 года, примерно в 06 часов, находясь в кв. 363 д. 47 по ул.
Фрунзе в г. Москва, в ходе развязанной 
Ермиловым ссоры, отражая опасное для жизни и сопряженное с насилием
посягательство со стороны Ермилова, но при этом, превышая пределы необходимой
обороны, причинил Ермилову проникающее колото-резаное ранение брюшной полости,
ушибленные раны волосистой части головы и лица. От полученных телесных
повреждений Ермилов скончался.
Прокуратурой Автозаводского
района г. Москва на приговор было подано кассационное представление, в
котором указывается, что приговор является незаконным и подлежит отмене в связи
с неправильным применением судом уголовного закона.
С моей точки зрения,
приговор Мунину вынесен обоснованно и законно. Доводы, которые прокуратура
приводит в кассационном представлении, я считаю неубедительными, недостоверными
и недостаточными для принятия решения об отмене приговора по следующим
основаниям.
Суд в приговоре указал,
сославшись на показания Мунина, что в ходе ссоры Ермилов руками схватил Мунина
сзади за шею и стал душить. Этот факт прокуратура ставит под сомнение, ссылаясь
на следующие обстоятельства. Во-первых, в ходе предварительного следствия была
проведена судебно-медицинская экспертиза Мунина, заключение эксперта от
05.04.02 г., /л.д. 74-75/, согласно которому на шее Мунина не обнаружено
телесных повреждений. Во-вторых, в уголовном деле имеются данные осмотра Мынина
врачом от 03.04.02 г., который указал, что органы шеи Мунина не травмированы,
/л.д. 74-75/.
Однако Мунин был задержан
01.04.02 г. То есть на девятые сутки после совершения им преступления —
26.03.02 г. А освидетельствован судебно-медицинским экспертом и осмотрен врачом
еще через два дня после задержания, т.е. на одиннадцатые сутки после совершения
преступления. Установить телесные повреждения, причиненные Мунину Ермиловым, по
прошествии такого длительного срока, объективно не представлялось возможным.
К такому однозначному выводу
мы приходим, изучив протокол от 18.06.02 г. допроса судебно-медицинского
эксперта Романенко Н.Л., /л.д. 147/. В указанном протоколе он дает следующие
показания.  Вопрос следователя: «Возможно
ли, что на момент освидетельствования Мунина следы от удушения утратили свои
внешние признаки?» Ответ эксперта: «Обычно кровоподтеки и ссадины на теле
человека сохраняются 8-10 суток… утрата внешних признаков до 7 суток не
исключается».         
Кроме того, Мунин дает
показания о том, что он от рождения имеет своеобразное строение кожи, на
которой не остается синяков: «У меня синяков никогда не бывает, у меня кожа
такая», /л.д. 196/.
Этот факт подтверждает и
допрошенная в качестве свидетеля Мунина Г.А. — жена подсудимого. В своих
показаниях, /л.д. 145/, она утверждает: «У мужа всегда была очень упругая,
смуглая кожа, поэтому у него редко оставались на теле какие-либо синяки или
другие следы. Если у него на теле и появлялись какие-нибудь ссадины или
болячки, то очень быстро проходили и исчезали».
К тому же Мунин в своих
показаниях при производстве дополнительного допроса говорит: «Слишком
кратковременным было воздействие (рук Ермилова на шею) и я мгновенно успел
среагировать (на удушение, т.е. вырваться)», /л.д. 150/.  
Следовательно, утверждение
Мунина о том, что Ермилов схватил его за шею сзади и начал душить является
достоверным и ничем не опровергается.
Прокуратура ставит под
сомнение тот факт, что Ермилов шагнул к 
Мунину и наткнулся животом на нож, который подсудимый держал в руке,
вытянутой вперед. В опровержение данного факта в кассационном представлении
делается ссылка на показания судебно-медицинского эксперта Новосельцевой. Из
них якобы следует, что Ермилов, при данных обстоятельствах, не мог сам
напороться на нож.
Однако, допрошенный в
судебном заседании судебно-медицинский эксперт Новосельцева, дает совершенно
иные показания, /л.д. 200/. Вопрос защиты: «Мог ли во время движения
потерпевший напороться на нож?» Ответ эксперта: «Такое не исключается, но
конкретно сказать не могу». Вот самое главное: конкретно эксперт мог бы
сказать, если бы его допрашивали в качестве свидетеля – очевидца совершения
преступления, видевшего, как Мунин наносил удар. Мнение же эксперта,
единственное, которое нас и интересует, – «такое не исключается». Значит,
показания Мунина подтверждаются и в этой части.
В кассационном
представлении, опять же со ссылкой на показания судебно-медицинского эксперта
Новосельцевой, указывается, что после получения Ермиловым ранения брюшной
полости он не мог бы двигаться, это было бы маловероятно.
Но маловероятно не означает
исключено. В том же самом допросе, /л.д. 200/, эксперт отвечает на вопрос
государственного обвинителя. Вопрос: «Сколько мог жить потерпевший после
травмы?» Ответ эксперта: «Не более часа, но это приблизительно». А далее,
эксперт объясняет приблизительность всех своих выводов. Экспертиза трупа
проводилась по истечении длительного времени со дня наступления смерти, и на
трупе уже произошли множественные гнилостные изменения. Они и послужили препятствием
для установления экспертом точных выводов.
Определенно, показания
Мунина о том, что Ермилов совершал в отношении него насильственные действия
после получения ранения брюшной полости, показаниями эксперта не опровергаются.
Следующий довод, указанный в
кассационном представлении, что после того, как Ермилов, целясь в Мунина рукой
с диском от разборной гантели, промахнулся и попал ею в пол, при этом не
оставив какого-либо следа на линолеуме, сразу же опровергается показаниями
представителя потерпевшего – Ермилова М.В. В своих показаниях, /л.д. 198/, он
говорит: «Линолеум старый, повреждений я не заметил». Дополнительно, на предмет
обнаружения повреждений на покрытии пола кухни – линолеуме, место происшествия
не осматривалось. Следовательно, суд оценил данное обстоятельство объективно,
верно и не принял ошибочного решения.
К тому же, допрошенный в
судебном заседании Мунин, утверждает, что ему показалось как Ермилов, ударив
диском от гантели в пол, ушиб пальцы руки. Таким образом, между диском от
гантели и полом находились пальцы руки Ермилова, которые и приняли всю силу
удара на себя, не вызвав деформации покрытия пола.
В кассационном представлении
указывается, что в тот момент, когда Мунин разжимал пальцы правой руки Ермилова
и выхватывал нож, левая рука Ермилова была свободна, и он мог бы наносить ею
удары Мунину.
Но Мунин в своих показаниях,
/л.д. 65, 89, 122, 157/, утверждает следующее. Когда Ермилов начал его душить,
он оттолкнул его на кухонный стол и потерпевший ударился о край стола левым
боком. Мунин понял, что Ермилов больно ударился, т.к. тот взвыл и держался
левой рукой за бок. Это то обстоятельство, которое и послужило причиной того,
что потерпевший, в тот момент, не использовал в борьбе свою левую руку.
В кассационном представлении
говорится, что Мунин не мог вырвать у Ермилова нож, не поранив себя. Однако мы
знаем, что Ермилов часто жаловался на боли в пальце правой руки. Мунин показал,
что именно поэтому ему и удалось разжать руку Ермилова с ножом.
Прокуратура утверждает, что
Мунин мог свободно покинуть квартиру Ермилова в любой момент их ссоры. Такой
вывод делается из показаний представителя потерпевшего, что его отец никогда не
закрывал дверь на ключ изнутри. Но сын Ермилова приезжал в гости к отцу редко,
на каникулы, и такой его вывод имеет лишь предположительный характер.
Предположения прокуратуры о
том, что Мунин мог кричать, звать на помощь, забежать в другую комнату,
опровергаются тем, что Мунин вынужден был вступить в борьбу за свою собственную
жизнь с Ермиловым, который активно нападал на него. К тому же Мынин описывает
свое состояние в те минуты как шоковое, он не успевал обдумывать свои действия,
спасал свою жизнь.
В кассационном представлении
указывается, что Ермилов получив рану не совместимую с жизнью, не представлял
опасности для Мунина, и тот умышленно убил его. Но еще раз сошлюсь на
приведенные выше показания эксперта Новосельцевой. В них он поясняет, что
течение периода после получения ранения у всех людей индивидуально и зависит от
многих факторов.
Прокуратура утверждает, что
количество повреждений на голове и шеи Ермилова – 13 – доказывает умысел на
убийство у Мунина. Однако Мунин говорит, что он наносил удары только тогда,
когда Ермилов вновь пытался напасть на него.
В кассационном представлении
доказывается, что Мунин скрыл следы преступления, принял меры к введению
следствия в заблуждение. Но мы видим, что с момента дачи первых показаний Мунин
своими объяснениями способствует раскрытию преступления, им была написана явка
с повинной. Орудия преступления он не выбрасывает, а лишь, в состоянии сильного
душевного волнения моет под струей воды и кладет на видные места в квартире.
Ключи же от квартиры он не выбросил, а положил у лифта на этом этаже, в
надежде, что кто-то из соседей Ермилова их найдет.
Уходя из квартиры Ермилова,
Мунин видел его в сознании, и полагал, что тот сам окажет себе медицинскую
помощь. Ермилов разговаривал с Муниным, отвечал на его вопросы.
Судебно-медицинский эксперт Новосельцева в своих показаниях так же говорит о
возможности нахождения Ермилова в сознании все это время.
На основании вышеизложенного
и руководствуясь ст.ст. 358, 359 и 378 УПК РФ,
ПРОШУ:
оставить приговор Автозаводского районного суда г. Москва от 08 августа 2002 года в отношении Мунина В.И. без изменения,
кассационное представление без удовлетворения.
Записаться на юридическую консультацию вы можете по тел. 8(909) 650 18 84

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.